Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

10.4. Решающий штурм и окончательная эвакуация

После вывода войск из Центральной Норвегии союзнические планы в отношении этой страны сводились к возможно быстрому овладению Нарвиком и развязыванию партизанской войны в районе к северу от Тронхейма. В связи с увеличением количества сил, действующих в Северной Норвегии, 28 апреля британский Комитет начальников штабов принял решение расчленить командование между тремя командующими отдельными видами вооруженных сил, то есть снова вернуться к обычной схеме руководства крупными совместными операциями. Командующим сухопутными силами был назначен генерал-лейтенант Клод Окинлек, которому следовало немедленно отправиться в Нарвик вместе с груп-кэптеном Муром, который должен был командовать военно-воздушным компонентом экспедиционных сил в Норвегии. Явная импровизированность и несогласованность большинства акций Корка и Мэкези заставили Окинлека впасть в другую крайность. Он проводил в Лондоне многочисленные консультации, делал различные теоретические оценки, затянувшиеся на целую неделю. Лишь 7 мая генерал со своим корпусным штабом отплыл из Шотландии на борту «Хробры».

Основные инструкции, данные Окинлеку, предписывали ему принять командование над всеми англо-французскими сухопутными частями и подразделениями британских военно-воздушных сил, но не вмешиваться в операции, которые планировались в его отсутствие и уже начали претворяться в жизнь. Пока соблюдались все эти формальности, норвежцы генерала Фляйшера сражались с общим противником без поддержки со стороны союзников.

Прибыв в Харстад и побеседовав с Мэкези, Окинлек, по свидетельству его официального биографа Дж. Коннела, обозвал того «болваном» и потребовал немедленно отбыть в Британию. Ответственность за проведение запланированной высадки в Бьерквике полностью оставалась на Корке, генерал ограничился ролью стороннего наблюдателя. В полдень 13 мая, после успешного завершения этой операции, Окинлек принял командование на себя. Он настаивал на установлении добросердечных взаимоотношений с норвежским командованием и правительством, а также принял строгие меры по наведению дисциплины. Группировка сухопутных войск союзников под Нарвиком получила название «Северо-западные экспедиционные силы».

Окинлеку и Корку предписывалось определить границы района, который следовало оккупировать, а также доложить о численности сил, необходимых для удержания Северной Норвегии. По расчетам генерала они определялись в 17 батальонов пехоты, которым требовалось придать 144 тяжелых и 144 легких зенитных орудия (против имевшихся 48 и 60 соответственно), а также четыре истребительные эскадрильи. Был сделан соответствующий запрос в Лондон, но если в отношении пехоты проблем не возникало, то чтобы удовлетворить потребность в средствах ПВО, под Нарвик пришлось бы отправить до 10% тяжелых и 30% легких зенитных орудий которыми располагали войска всей противовоздушной обороны Великобритании. Нереальность их получения была очевидной, так как к тому времени Норвегия в планах союзников отошла на второе место.

Стремительное развитие событий на Западном фронте, большие потери, понесенные в Бельгии и Франции, заставили союзников отказаться от распыления своих сил между двумя театрами. Британская бомбардировочная авиация практически в первый же день операции «Гельб» — 10 мая — прекратила налеты на германские аэродромы в Норвегии и Дании. 20 мая Уинстон Черчилль, ставший британским премьером, впервые высказал мысль, что было бы правильно после овладения Нарвиком оставить его. Спустя два дня это мнение было вынесено на рассмотрение Комитета начальников штабов. Комитет не считал, что вывод вооруженных сил из Норвегии сможет оказать влияние на сражение во Франции, однако эти силы были необходимы для защиты самой Британии и ее территориальных вод. 23 мая Военный кабинет дал указание подготовить план эвакуации войск из-под Нарвика, а 25 мая утвердил соответствующую директиву, которая на следующий день была отправлена Корку. Директива предписывала провести эвакуацию как можно скорее. Даже возражения командующего Флотом метрополии не повлияли на решение кабинета. Французы дали согласие на вывод войск из Норвегии лишь 31 мая.

«Несмотря на то, что англичане этим значительно подрывали свой престиж, решение немедленно отказаться от проведения второстепенной операции и срочно сосредоточить все силы в Англии было абсолютно правильным, больше того, эти действия англичан вызывают восхищение своей продуманностью и последовательностью», — считает немецкий автор.

Но сначала союзным войскам все же нужно было взять Нарвик. Продолжение боевых действий считалось необходимым по трем причинам. Во-первых, эвакуация войск, находящихся в непосредственном соприкосновении с противником, могла бы привести к многочисленным жертвам. Немцев следовало разбить, чтобы те не мешали погрузке войск на суда. Во-вторых, союзники имели возможность одержать первую победу на суше, что могло бы поднять моральный дух своих войск и хоть в какой-то мере оправдать ожидания норвежцев. В-третьих, требовалось разрушить порт и железнодорожные пути, чтобы сделать их непригодными для вывоза руды. Таким образом, в последней декаде мая боевые действия разгорелись с новой силой.

К тому времени группа Дитля начала получать подкрепления по воздуху. 14 мая на лед одного из озер в окрестностях Нарвика приземлились 60 парашютистов, на следующий день к ним добавилось еще 22, а 17-го — еще 60 десантников. Три дня спустя на гидросамолете в Румбакс-фьорд прибыло 2 офицера с 12 солдатами. В период с 22 по 25 мая десантировались три горноегерские роты, прошедшие недельный курс парашютной подготовки. Наконец, 26 и 29 мая прибыл батальон парашютистов капитана Вальтера, к тому времени успевший побывать под Осло и в Голландии. Во второй половине мая, когда немецкие части стали ощущать нехватку питания, большую часть воздушных перевозок составляло продовольствие.

К тому времени Северо-западные экспедиционные силы вместе со сражавшимися под Нарвиком пятью норвежскими батальонами насчитывали до 28 тысяч человек, но только часть этих войск использовалась непосредственно в боевых действиях. Три батальона 24-й гвардейской бригады, пять «независимых» рот, две батареи — всего около 3 тыс. человек — были задействованы в сражениях под Будё. Опасаясь воздушных десантов, союзное командование выделило значительные силы для защиты базы в Харстаде, штабов, аэродромов и складов. У союзников был решительный перевес в артиллерии, однако старые французские 75-мм пушки были непригодны для эффективного использования в горах, гаубицы были лишь в британском полку, остававшемся в Харстаде, а норвежская артиллерия не играла существенной роли из-за скромных ресурсов боеприпасов. Руководивший действиями союзников на суше генерал Бетуар 17 мая разделил район операции на два сектора: «Анкенес» (командир — бригадный генерал Богуч-Шишко) и «Бьерквик» (полковник Магрин-Вернере). В его распоряжении находились батальон альпийских стрелков, три батальона польской бригады и два батальона Иностранного легиона — в общей сложности 3,5—4 тысячи человек.

Положение 3-й горной дивизии Дитля становилось все более тревожным. Потеря Эльвегордсмуэна лишила группу Виндиша запасов продовольствия, медикаментов и теплой одежды, доставка которых по суше была весьма проблематичной. 17 мая обстановка ухудшилась, так как норвежцы пересекли важное плато Кубергет и усилили давление на других участках фронта. Высадившиеся в Бьерквике английские и французские подразделения были отведены для подготовки к новому десанту и заменены поляками. О последних генерал Фляйшер отзывался самым лучшим образом, считая их боевые качества гораздо более высокими, чем у высокомерных союзников — англичан и французов. 21 мая, считая вражеский прорыв возможным в любой момент, Дитль приказал свернуть северный фланг и сосредоточить все усилия вдоль кратчайшей линии. На севере она проходила в восьми, а на западе, на берегу Румбакс-фьорда, — в двенадцати километрах от штаба дивизии. Нарвик и Анкенес продолжали оставаться в руках немцев, но союзники уже готовились выбить их оттуда.

Корк и Окинлек планировали произвести высадку в самом Нарвике 21 мая, но затем перенесли ее на 27 число. План операции сводился к следующему. Два батальона Иностранного легиона и один норвежский батальон при поддержке пяти танков, имея в качестве исходного пункта Ёйорд, должны были пересечь Румбакс-фьорд и высадиться у деревни Орнесет. В то же время польский батальон высаживался у Анкенеса и двигался в сторону Бейс-фьорда, имея конечной целью перерезать железную дорогу. Атаку должны были поддержать артиллерийским огнем крейсера и эсминцы, а также три батареи, расположенные у Ёйорда. 46-я и 263-я эскадрильи обеспечивали бы истребительное прикрытие. Общее руководство действиями сухопутных сил, как и в предыдущей десантной операции, осуществлял генерал Бетуар. Опасение вызывало лишь недостаточное число крупнокалиберных орудий, так как отсутствовали линкоры, а среди крейсеров всего один был вооружен шестидюймовой артиллерией.

Бомбардировка с моря началась в 23:40 27 мая. Эсминцы «Хэйвлок», «Фэйм», «Уирлуинд» и «Уокер» вели огонь из Румбакс-фьорда, крейсера «Каиро» (с Корком, Окинлеком и Бетуаром на борту), «Ковентри» (флаг контр-адмирала Вивиена) и эсминец «Файрдрейк» — из Уфут-фьорда, «Саутхэмптон» занимал позицию чуть дальше в сторону открытого моря и вел обстрел Анкенеса. Шлюп «Сторк» защищал десант от атак с воздуха. Во время операции у Бьерквика корабли прекратили огонь за несколько минут до высадки пехоты, на этот раз французский командир подполковник Мэгрен-Вернере распорядился продолжать стрельбу вплоть до того момента, как катера с десантом коснутся берега.

У союзников оставалось всего пять исправных десантных катеров, поэтому первая волна десанта не могла превышать 290 человек. Солдатам Иностранного легиона предстояло преодолеть по воде не более мили. Под прикрытием огневой завесы легионеры достигли узкого пляжа у Орнесета спустя пять минут после полуночи. Их встретил пулеметный огонь, но потери среди французов были небольшими. Плашкоуты вернулись в Ёйорд за следующими эшелонами, норвежские рыболовные катера также помогали доставлять подкрепления и вывозить раненых.

К 03:30 на берегу находилось 1250 легионеров и норвежский батальон. Два танка Н-35 сразу завязли в иле и каменистом грунте, после чего отправка оставшихся трех была приостановлена. Десантники продвинулись в восточном направлении до железной дороги, а в южном — до горы Таральдсвикфьельд, господствующей над местностью. Немцы, занимавшие вершину горы, контратаковали и отбросили их назад. В какой-то момент успех всей операции повис на волоске. Французы и норвежцы, поддержанные огнем эсминцев, сумели вернуть занятые позиции, но не смогли предотвратить германские отступление из города. Около 5 часов утра батальон майора Мунте-Кааса (II/IR 16) высадился прямо в Нарвике.

Тем временем два польских батальона атаковали противника в районе Анкенеса, встретив упорное сопротивление. Оба приданных полякам французских танка вышли из строя: первый наскочил на мину, а второй застрял в какой-то выбоине. Германская контратака заставила поляков отойти, но затем, перегруппировавшись и введя в бой резервы, они повторили попытку и заняли деревню Бейсфьорд. Свыше сотни немецких солдат попало в плен,1 так как последние лодки, на которых они могли переправиться через узкий рукав фьорда, были разбиты. Примерно в 22 часа французы и норвежцы, продвигавшиеся с севера, соединились с поляками в Бейсфьорде. Таким образом, по прошествии более шести недель после истребления германских эсминцев, Нарвик был взят. В ходе сражения французские войска потеряли убитыми и ранеными около 150 человек; потери поляков составили 66 убитых, 130 раненых и 13 пропавших без вести; у норвежцев было 60 убитых и раненых.

Утром 28 мая штаб флигерфюрера Тронхейм получил приказ нанести удар по британским силам под Нарвиком. Первыми в воздух поднялись двенадцать Не-111 100-й боевой группы. Над Бардуфоссом стоял густой туман, из-за которого британские истребители не смогли вовремя взлететь на патрулирование. Бомбардировщики не встретили противодействия в воздухе и довольно точно отбомбились по флагманскому крейсеру. В «Каиро» попало две бомбы (снова отличился фельдфебель Вирсбицки), убив и ранив 30 членов экипажа; пожар вызвал взрывы боеприпасов зенитных орудий. Несколько «хейнкелей» пытались добить поврежденный крейсер, но он остался на плаву. Зенитным огнем была сбита лишь одна машина из состава 2./KG 100. Но к вечеру «Гладиаторы» и «Харрикейны» организовали надежный заслон, и немецкие самолеты над Нарвиком и Харстадом больше не появлялись. В тот же день на подходах к Румбакс-фьорду «Харрикейнами» была перехвачена пара Do-26 из 1./406 с горными стрелками на борту. Обе лодки были сбиты. Одна из них, пилотируемая обер-лейтенантом графом Шаком, совершила вынужденную посадку близ уже занятого союзниками Нарвика. Экипаж и 10 егерей попали в плен к норвежцам.

29 мая немцы предприняли еще более мощный налет на Нарвик, Харстад и аэродром Сканланн. Британские истребители дали достойный отпор. В воздухе разгорелись ожесточенные бои. Потеряв четыре «Харрикейна», англичане все же не позволили вражеским бомбардировщикам пробиться к целям. В тот день KGr 100 лишилась своего командира: капитан Артур фон Казимир попал в плен, когда его «хейнкель» был сбит над Сканланном.

После оставления Нарвика немцы установили новую линию обороны в семи километрах восточнее. Она проходила через Стрёмснесскую узость и заканчивалась опорным пунктом на горной вершине к югу от нее. Солдатам пришлось уходить из города в большой спешке, значительные запасы оружия, боеприпасов и обмундирования были оставлены там. Союзники продолжали двигаться в восточном направлении вдоль железной дороги, а 30 мая атаковали с юга силами одного батальона, прошедшего ночью через горы. Под угрозой оказался Сильвик. У Дитля оставалось продовольствия и боеприпасов всего на три дня, ситуация усугублялась плохой погодой, не позволявшей рассчитывать на доставку снабжения по воздуху. На следующее утро 6-я норвежская бригада атаковала правый фланг германской обороны, где ей удалось потеснить батальон Хагеманна2 и занять важную высоту 620. Наконец, 1 июня норвежцы переправились через разлившуюся стремительную реку у восточного берега озера Йерн и предприняли атаку в направлении горы Раубергет. Линия обороны была прорвана, и немцам пришлось отступить на два километра. Однако достичь своей главной цели — взять Бьернфьелль и лишить Дитля последней базы — норвежцам не удалось. Данная линия фронта сохранялась до конца кампании.

Между тем, OKW планировало в начале июня провести новую операцию по захвату Нарвика (кодовое название «Наумбург»). 30 мая Гитлер приказал командованию Люфтваффе направить в Северную Норвегию части 7-й парашютно-десантной дивизии. Для этой цели было подготовлено два парашютных батальона, а XXI армейская группа выделила около тысячи горных стрелков, прошедших парашютную подготовку. К 4 июня эти силы были готовы к переброске. Планом операции предусматривалось создать боевую группу в Люнген-фьорде (90 километров к северу от Нарвика), и оттуда вести наступление. Для оказания поддержки с воздуха планировалось перебросить несколько эскадрилий на аэродром Бардуфосс. Около 6000 человек с танками следовало доставить на транспортах «Бремен» и «Европа». 7 июня OKW информировало штаб группы о намерении начать операцию через две недели. К тому времени надобность в ней отпала.

Взяв Нарвик, британские саперы приступили к уничтожению портовых сооружений, предназначавшихся для погрузки железной руды, подъездных путей, причалов и другого ценного оборудования. Характер разрушений был таким, что немцы не могли использовать Нарвик для вывоза руды до января 1941 года.

Завершив эту варварскую работу, союзники выполнили свою задачу и могли приступать к эвакуации. Перед штабом экспедиционных сил стояло немало трудностей. Чтобы вывезти более 24 тысяч человек требовалось обеспечить «чистое небо». Для этого был предусмотрен ряд мер. Во-первых, зенитное вооружение оставалось на берегу практически до последнего момента. Во-вторых, 2 июня «Арк Ройал» (под флагом контр-адмирала Уэллса) и «Глориэс» вернулись к норвежскому побережью. Их авиагруппы наносили удары по германским опорным пунктам и коммуникациям, причем не только в горах северо-восточнее Нарвика, но и по линиям снабжения в районе Будё. Аэродром Будё также подвергся налету. Третьей, и самой важной, мерой был суммарный эффект от деятельности «Гладиаторов» и «Харрикейнов». Вместе с авианосными истребителями они находились в воздухе с четырех часов утра почти до полуночи, совершив 120 вылетов, и обеспечили надежное прикрытие наземным частям и кораблям. 2 июня состоялся последний в ходе кампании воздушный бой, в ходе которого «Гладиаторы» 263-й эскадрильи сбили три «Штуки» (в том числе командира 2./StG 1 обер-лейтенанта Хайнца Бёме), потеряв одну машину — ее записал на свой счет обер-лейтенант Гельмут Лент.

После завершения эвакуации все уцелевшие самолеты 46-й и 263-й эскадрилий следовало уничтожить. Единственной возможностью спасти истребители было попытаться посадить их на палубу авианосца, но они не имели для этого никаких посадочных приспособлений, а пилоты — необходимой практики. Несмотря на это, вечером 7 июня 263-я эскадрилья в полном составе (к тому времени осталось семь машин) перелетела на «Глориэс». Все «Гладиаторы» сели практически без поломок. Оставалось еще десять истребителей «Харрикейн», которые сначала хотели уничтожить. Однако старший авиационный начальник, груп-кэптен Мур, обратился к адмиралу Корку с просьбой попытаться посадить на авианосец и эту эскадрилью. «При этом возможны аварии, ничего не поделаешь, — предупредил он. — Возможно даже, что будут потери, но мне не хотелось бы бросать самолеты». Адмирал согласился, и пилотам удалось посадить машины на палубу, хотя без аварий не обошлось. Все посаженные на «Глориэс» «Харрикейны» были в той или иной степени неисправны. К тому же, загромождая взлетную палубу, они препятствовали действиям бортовых самолетов.

Чтобы не оставлять в Норвегии ценное снаряжение, адмирал Корк разработал план, получивший кодовое название «Алфавилл», предусматривавший отправку нескольких разнесенных по времени конвоев. 31 мая он направил адмиралу Форбсу просьбу о выделении кораблей из состава Флота метрополии для прикрытия перехода транспортов. Первый грузовой караван отправился в Англию еще до конца мая. Им вывозились излишние припасы, орудия и танки. Для эвакуации личного состава и техники в Северную Норвегию прибыли восемь грузовых судов и пятнадцать войсковых транспортов.

Эвакуация осуществлялась в следующей последовательности: 1) личный состав; 2) легкие зенитки; 3) тяжелые зенитки. Суда, предназначавшиеся для вывоза имущества, были направлены на погрузку в Харстад. 7 июня они вышли в море в составе тихоходного конвоя под охраной эсминца «Кэмпбелл», шлюпа «Сторк» и десяти вооруженных траулеров. Из Тромсё на соединение с ними вышел танкер «Ойл Пайонир» в сопровождении вооруженных траулеров «Йермаунт», «Арброут» и «Ньякоу».

Погрузка войсковых транспортов велась в Харстаде и Нарвике под руководством контр-адмирала Вивиена, державшего свой флаг на крейсере «Ковентри». Она производилась преимущественно в ночное время с помощью эсминцев, десантных плашкоутов и рыболовных катеров. 4, 5 и 6 июня шесть войсковых транспортов, на борту которых находилось почти 15 тысяч солдат и офицеров вышли в море для следования в точку рандеву, расположенную примерно в 180 милях от побережья. Оттуда они должны были следовать в Англию под эскортом крейсера и эскадренных миноносцев, заблаговременно высланных из Скапа-Флоу. Около 02:00 8 июня эта группа была встречена линейным кораблем «Вэлиэнт» и эсминцами «Тартар», «Мэшона», «Бедуин», «Ашанти» из состава Флота метрополии, которые благополучно отконвоировали их в устье Клайда.

Эвакуация из Северной Норвегии (операция «Алфавилл»)

1-й войсковой конвой

лайнеры «Монарх ов Бермуда», «Баторий», «Собесский», «Франкония», «Ланкастрия», «Джорджия»;

эскорт: крейсер «Виндиктив».

2-й войсковой конвой

лайнеры «Оронсэй», «Ормонд», «Арандора Стар», «Ройал Ольстермэн», «Ольстер Монарх», «Ольстер Принс», «Дачесс ов Йорк»;

эскорт: крейсера «Саутхэмптон», «Ковентри», эскадренные миноносцы «Хэйвлок», «Фэйм», «Файрдрейк», «Бигл», «Дилайт».

Грузовой конвой

транспорта «Блэкхелт», «Олигарх», «Хармэттэн», «Кромарти Фёрт», «Тезеус», «Экрити», «Котсуолд», «Конч»;

эскорт: эскадренный миноносец «Кэмпбелл», шлюп «Сторк», 10 вооруженных траулеров.

7 и 8 июня на оставшиеся четыре больших и три малых транспорта погрузили еще около 10 тысяч человек.3 Второй войсковой конвой вышел из пункта сбора утром 9 июня. Охранение осуществляли «Саутхэмптон», «Ковентри» и пять эскадренных миноносцев. Перед этим «Саутхэмптон» принял на борт арьергард союзных войск, состоявший из роты альпийский стрелков и британских саперов. Также на борту крейсера находились лорд Корк, адмирал Лейтон и генералы Окинлек и Бетуар. Авианосная группа в составе «Арк Ройала», «Глориэса» и эсминцев «Вэнок», «Ветерэн», «Ардент», «Акаста» и «Арроу» следовала севернее, осуществляя прикрытие тихоходного и второго войскового конвоев.

Два транспорта — «Орама» и «Ван Дик», прибывшие из Будё, остались невостребованными. Обоим не повезло: «Ван Дик» 9 июня прямо в гавани Харстада потопили немецкие бомбардировщики,4«Ораме» же «посчастливилось» встретиться в море с германской эскадрой. Речь об этом впереди...

С принятием решения об эвакуации перед англичанами встала дилемма, так как с одной стороны, требовалось предупредить о ней норвежцев, а с другой — провести ее в обстановке строжайшей секретности. Секретным посланием от 29 мая Черчилль сообщил Корку, что тому не следовало ставить в известность норвежское правительство. Однако Корк имел на этот счет свое мнение. Он хотел предоставить норвежскому командованию, солдатам и офицерам право выбора: либо оставаться на своих позициях до конца, либо эвакуироваться вместе с англичанами, чтобы продолжать борьбу с общим врагом с британской территории. В итоге 1 июня информация была доведена до короля Хокона VII и норвежского правительства, а на следующий день об этом известили генерала Рюге и его штаб.

В ответ норвежцы обратились к союзникам с просьбой отсрочить вывод вооруженных сил. Их заинтересовал план, выдвинутый еще в середине апреля представителями шведского правительства. Он заключался в том, чтобы территория Северной Норвегии, включая Нарвик, объявлялась нейтральной зоной под шведским управлением. Теперь эта идея нашла нового сторонника в лице бывшего норвежского премьер-министра Л. Мовинкеля, вновь вошедшего в правительство. Для англичан это было абсолютно неприемлемо, так как при таком повороте событий Германия получала свободный и охраняемый нейтралитетом доступ к месторождениям железной руды. Их усилия были сосредоточены на то, чтобы убедить короля покинуть обреченную страну и возглавить извне борьбу с захватчиками. В конце концов, им это удалось. Вечером 7 июня Хокон VII, принц Улаф и правительство покинули Тромсё на борту тяжелого крейсера «Девоншир» (всего на корабле находилось около 400 пассажиров). Мнения двух старших военных начальников разделились: Фляйшер решил отправиться в Англию, где из стекавшихся со всех концов света добровольцев и вывезенных из Норвегии солдат генерал Стеффенс начал формирование новой норвежской армии, Рюге же предпочел остаться со своими подчиненными до конца.

Ушли в Англию немногочисленные оставшиеся единицы норвежского флота: корабли охраны рыболовства «Фритьоф Нансен», «Нордкап» и «Хеймдаль»; подводная лодка «В 1»; сторожевики «Свалбард II», «Нордхав II», «Туродд», «Квитё», «Бёртинд», «Сюрьян», «Хоннингсвог», «Хваль V» и «Хауг III». Остальные корабли, неспособные совершить переход, подлежали затоплению. Уцелевшие самолеты перелетели на Шетландские острова, в Швецию или Финляндию.

Назначенное на 8 июня решающее наступление с целью оттеснить немцев за шведскую границу так и не состоялось. Боеприпасы были на исходе не только у немецких горных егерей, но и у частей 6-й норвежской дивизии, которая несла на себе основную тяжесть борьбы в Северной Норвегии. Положение усугублялось тем, что она не могла получать от союзников никаких боеприпасов, так как вооружение норвежцев отличалось от вооружения англичан. И все же главная причина была совершенно понятна. «Когда эвакуация англичан из Норвегии стала фактом, — говорится в норвежской официальной истории войны, — то норвежцы восприняли это как тяжелый и горький удар. Всем стало ясно, что немногочисленные норвежские подразделения не выдержат натиска превосходящих сил гитлеровцев».

Эвакуация союзников, обнаруженная около 6 часов пополудни 8 июня, была большим сюрпризом для немцев. Дитль выслал вперед разведывательную группу из состава батальона Вальтера, после чего решил немедленно занять город. Утром 9 июня подразделения 3-й горной дивизии торжественным маршем вошли в Нарвик.

В тот же день норвежское командование связалось со штабом XXI армейской группы, находившимся в Тронхейме, чтобы обсудить условия перемирия. Одновременно Дитль был информирован о прекращении боевых действий в Северной Норвегии. Формально кампания завершилась 10 июня, когда генерал Рюге подписал акт о капитуляции норвежской армии. 14 июня были освобождены все германские военнослужащие, находившиеся в норвежском плену.

Еще до этого части 2-й горной дивизии, действуя преимущественно из Тронхейма, осуществили ряд небольших акций, направленных на захват баз на прибрежных островах. В конце мая 181-я дивизия провела операцию «Биене» («Пчела») против британского центра связи и разведки на острове Альстен. К 8 июня все норвежское побережье было открыто для германского судоходства, а в середине месяца пароходы «Леванте» и «Хомборгсунн» (трофейный, 300 брт) в сопровождении легкого крейсера «Нюрнберг» доставили 138-й егерский и 112-й артиллерийский полки 3-й горной дивизии в Нарвик и Тромсё.

Геббельсовская пропаганда объявила бои за Нарвик образцом выдающегося героизма и примером для подражания. Участники сражения собрали обильный урожай Рыцарских крестов. Высшей германской военной награды удостоилось двенадцать офицеров — от командира взвода до командира полка и начальника эсминцев. Сам Дитль был награжден крестом 9 мая, а через два месяца, первым среди военнослужащих Вермахта, получил к нему Дубовые листья с одновременным производством в генералы от инфантерии.

В германских вооруженных силах существовал особый вид наград — нарукавный знак или «щит» (по рангу примерно соответствующий нашим медалям), которым награждались главным образом за участие в боях в окружении или на изолированных плацдармах. В годы войны выдавались щиты за Демянск, Холм, Кубань и Крым, но первым 19 августа 1940 года был учрежден знак «За Нарвик». Всего его получили 8577 человек — горных стрелков, моряков и летчиков.

Примечания

1. В общей сложности за время боев под Нарвиком союзниками было взято около 400 пленных.

2. В середине месяца подполковник Вольф Хагеманн принял командование III/GJR 139 от майора фон Шлеебрюгге, выбывшего из строя из-за ранения.

3. Посуточные числа погруженных выглядят следующим образом: 4 июня — 4700 человек, 5-го — 4900, 6-го — 5100, 7-го — 5200 и 8-го — 4600. Британские потери под Нарвиком составили 506 человек.

4. Роковую бомбу сбросил «Кондор» обер-лейтенанта Генриха Шлоссера из I/KG 40.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.