Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

На правах рекламы:

Московская Высшая Школа Экономики - бухгалтерия обучение. Восстановление последовательности.

А. Попов. «Горные лыжи»

Дорога

<р>Стартовали мы с места сбора на ул. Шаумяна 28 февраля 5:26MSK, выставив на спидометре нашей восьмерки 0 км. В машине — 4 человека. В Выборг приехали в 7:30 (166км), побегали там с проблемами в карбюраторе и выехали к границе в 9:15, залив полный бак. На самом деле, можно заправиться почти на границе — там есть заправка. Нашу таможню прошли примерно за 40 минут, потом зашли в Duty-Free. Финскую таможню прошли минут за 20. Финн пощупал, как закреплены лыжи и сноуборд на багажнике. Котку мы проехали в 11:15 по финскому времени (279 км). Потом погуляли часок по Хельсинки, покружились по развязкам, дозаправились (95й бензин в Финляндии стоит 5.4-5.8 FIM), и были в Турку около 5 часов по финскому времени. В очередь на паром мы встали в 19:15, имея на спидометре 592 км. Билеты (четырехместная каюта + машина) были забронированы в Питере через Интуртранс, это стоило лимон с копейками, или $43 c носа. Двенадцатипалубный паром Silja Euroрa отошел от стенки ровно в восемь. Кто знает, на пароме творится бардак и пьянство, поскольку там есть Tax Free. Спиртное можно купить только по билету, это можно сделать только один раз, есть лимит — литр крепкого, два некрепкого, и 15 литров пива. В билете делают пометку — ну, как у нас по талонам, помните? Местные пользуются халявой на всю катушку, увозя с парома ящики на тележках, совсем как мешочники на Витебском вокзале. Собственно, и я жалею, что не затарился там — 0.5 Martell VSOP стоит 122FIM против 220 рублей у нас. На следующий день мы съехали с парома уже в Стокгольме в 7:10 по шведскому времени. <р>По пути до Лиллехаммера останавливались два раза — заправиться и помыть машину, во избежание штрафа. За всю Швецию полицейская машина была замечена лишь однажды. От Карлштадта мы свернули с шоссе E18 на северо-запад. Дорога сразу стала уже и хуже, постепенно стали попадаться участки серпантина. На норвежской границе никто на нас даже не посмотрел. Проехав по зеленому коридору, мы не видели ни пограничников, ни таможенников. Проехав километров семьдесят по узкой дороге, мы вывернули на шоссе E6 у Kongsvinger'a и свернули на север, к Лиллехаммеру. На подъезде к месту снега было очень мало даже в лесу, и было довольно тепло, что навевало неприятные мысли. Лиллехаммер мы проехали в 16:15, и это было примерно 1200 км от ул. Шаумяна. Конечным пунктом был городок с хакерским названием 0yer, в коем находится гора Нafjell, на которой нам предстояло жить.

Жилье

<р>В нашем домике за номером 181 (!), размещенном прямо на горе, немного в стороне от склона, было три спальни и большая кухня-гостиная. Как, видимо, и в прочих домиках, там были душ, сауна, плита, холодильник, посуда и посудомоечная машина, камин, дрова и т.п. Такой домик стоит в это время $1000 в неделю, и расходы были поделены на 8 человек. Правда, выяснилось, что отдельно надо оплатить белье — 80NOK с носа, и еще с нас попросили 500NOK за уборку после нас (!), что, по-моему, было чистым жлобством. А вообще, там можно снять домик в 280 кв.м. с ванной Jacuzzi, which holds 3 persons. Прикольно, что все домики на горе внешне кажутся ну совсем маленькими, а внутри они довольно большие. <р>Продукты на две недели обошлись мне примерно в 760-800NOK + кофе и картошка на горе. На горе дорого, горячий шоколад стоит 15NOK или $2 с хвостиком.

Гора Нafjell

<р>На горе Нafjell во время Олимпийских Игр 1994 года проводился весь слалом, гигант, а также женский супергигант и спуск. Вдоль первого кресла идет «черный» склон, внизу переходящий в «красный». Этот участок виден на фотографии, которую можно посмотреть на сайте... тьфу, кажись, www.skiinfo.com и дальше (правда, там на норвежском, но можно выбрать язык). Эту фотку обновляют по пять раз в день. Сегодня я посмотрел ее еще разок, и, скажу я вам, гора Нafjell на этой фотке выглядит какой-то плоской и вообще непохожей на саму себя. Например, черный склон в верхнем правом углу ратрак проходит на лебедке, а на картинке — не на что смотреть, плоскота. Наверху стоит еще кресло и бугель, который вывозит на вершину, 1000м c хвостиком. C самого верха можно поехать по плоскоте — вдоль верхнего бугеля и второго кресла, а можно свернуть налево, туда, где шли олимпийские соревнования — там покруче, черные и красные участки. Максимальная длина спуска — 4.5 км. В середине горы есть еще пара бугелей, один из которых, «F», мне понравился больше всего — вдоль него идут окруженные лесом красные трассы с обеих сторон. Красная трасса длиной в километр при перепаде 250м по моему состоянию на то время была самое то — получаешь удовольствие и устаешь только к концу. Да и рельеф там разнообразнее. <р>К тому же, в первую неделю нашего катания, перед этапом Кубка Мира половина черных склонов была закрыта — там тренировались швейцарцы, австрияки, макаронники, норвежцы, датчане, исландцы, и еще кто-то. Прикольно — «Greenland Alрine Ski Team». Под горой стоит кафешка, из которой большую часть трассы хорошо видно. Вот они и кучковались там — тренера, рации, омега тут же сечет время и т.п. Ну и мы там регулярно сидели, грелись и вводили в организм обед. В принципе, если знать, кто есть ху, можно подойти и стрельнуть автограф. Местные наверняка знают всех этих знаменитых чуваков в лицо по передачам Евроспорта, но никто никого на автографы не напрягает — видимо, понимают, что ребята как-бы типа на работе. В кафешке продавались значки с Олимпиады. Ну, вижу значок с красным флагом — дай, думаю, куплю. Так запросили 250 крон — около $40! На стенде их было три штуки. Уже потом, в Квитфьеле, я искал такой значок в ящике среди нескольких сот других, где любой стоил 8 крон. Там были английские, китайские, корейские, какие-то арабские и всякие-всякие другие. Но советского я так и не нашел... Уникальная реликвия, как никак, больше таких не будет. На подъемниках очередей нет вообще. Только на выходных наезжает народ, и приходится задерживаться на 3-4 кресла. А наверху на бугелях, бывает, и вообще никого. Подъемники работают с 9:30 до 16:30, как штык. И вообще, мне кажется, что Нafjell — лучшее место для катания из всех в олимпийской части Норвегии. Не зря его в 94м году выбрали для Игр, и после Игр построили еще 3 подъемника. <р>Трассы разнообразные, и можно подобрать себе по вкусу и умению. Черные склоны можно объехать по легкой трассе, которая идет рядом же, серпантином. Снег и погода. Проснувшись с утречка, неприятно видеть -18C. Первую неделю марта по утрам было -15-11C, днем — так, переменная облачность. Когда -15, то на подъемнике немного отогревается лицо, но замерзают руки-ноги. Во время спуска, естественно, сильно дует, и все происходит наоборот. В магазинчике под горой специально на этот случай продаются «намордники» с дырочками. Но вообще, местные выходят на склон одетыми на удивление легко — видимо, они закаленные. Да и воздух там суше, чем у нас в Ленинграде, и мороз переносится гораздо легче. Насколько я помню, за две недели никто из нас восьмерых не простудился. <р>Снег был очень жесткий, и без острых кантов там неуютно. Когда холодно и по склону каждый вечер проходит ратрак, снег постепенно приминается -- образуется такая картина: несколько сантиметров довольно сыпучего снега, а под ним — голубой лед. Поначалу на крутяках, где сильно дует и вдобавок еще народ соскальзывает боком, свозя снег вниз, мне было вообще не зацепиться. рlasma Edge был убит еще в Золотой долине, и его сразу пришлось долго точить. Причем не помогло, потому что на льду Fischer RC4 Top Race вел себя как сосиска. Во вторую неделю марта начался кайф — было два снегопада, проглянуло солнце. Кто пробовал, знает — что такое ехать по заратраченному с вечера склону, на который выпало сантиметров этак десять мягчайшего, пушистого, искристого снега.

«Зимняя сказка». Kvitfjell

<р>Устав от первых четырех дней катания, мы двинули в Kvitfjell на разведку. Эта гора высотой 1025м находится напротив городка Favang (45 километров севернее Лиллехаммера по шоссе E6 на Трондхейм). Ее специально построили к Олимпиаде 94 года. Там проводились спуск и супергигант у мужчин. Спусковая трасса видна еще на подъезде, километров с пяти. Выглядит это... ойй... Я немного в горных лыжах как-бы типа понимаю, двадцать два сезона катаюсь и первый разряд когда-то имел. Но прям скажем, мне стало жутко. Извилистая и очень крутая трасса (примерно как Кировске участок у трамплинов) со многими перегибами окружена лесом. Она черная на протяжении трех с половиной километров, два участка с тремя ромбами. Выкат проходит над туннелями железной и автодороги. Наверх идет кресло, оно доходит примерно на 2/3 высоты. Там же есть кафешка, строят гостиницу. Еще наверх идет автодорога, но по этому серпантину ехать минут двадцать, если не больше, а кресло доходит за 15 минут. Кстати, на этом подъемнике на креслах есть веревочка (или веревочная лестница) для спуска в случае чего. Наверху стоят четыре бугеля с одной стороны горы, и один с другой, вдоль них есть и сплошь красные, и сплошь зеленые трассы. Поднявшись на двух бугелях, попадаешь к стартовому домику спуска. Да, от верхней станции кресла вниз идет еще просека серпантином — по ней ходят ратраки. Мне неясно, ратрачат там черную трассу или нет. Ратрак на такой уклон может забраться только на лебедке, а если будет спускаться, то водила выпадет из кресла и будет болтаться по лобовому стеклу (если, конечно, не пристегнется ремнем;). <р>Ну вот, приехали мы в Квитфьель на разведку и видим — ба, начинается квалификация Кубка Мира! Народу никого, только телевидение и несколько журналистов. Можно подойти прямо к финишу. Cтартовый протокол висит, а там, елы-палы, Paul Accola (он, кстати, был заявлен, но не приехал), A.J. Kitt, ну и прочие люди той же степени почетности. Ну, скажу я вам, лоси они совершенно конкретные. Килограмм за 90 все, ноги раскачаны -- будьте-нате. Cтрашное дело — большой спорт. На снаряге разных фирм заметны следы ручной работы. Часто встречается красный Salomon с виброгасителями, желто-зеленая Nordica (опять же, со следами ручной работы). Да, спуск они ходят со специальной накладкой вдоль позвоночника и шеи. От России в квалификацию пробился только Андрей Филичкин, и он ехал номера за три от конца, а всего в квалификации было около 60 участников. Он проиграл лучшему времени 1.80, что вселяло надежды на двадцатку. Филичкин раскачанным кабаном вовсе не смотрелся: довольно высокого роста парень лет двадцати. Когда он выехал с финиша, мы обратились к нему по-русски, и он сначала не понял. Потом, когда врубился, чуть со смеху не упал. Ну, типа, говорим, давай, жми в субботу; нас тут восемь человек, мы по горе рассредоточимся и кричать будем. Секунд через сорок сверху слетел тренер, (фамилию его я не спросил, а всего наших там было трое — участник и два тренера), и давай вкручивать: «Ну вот на втором-то повороте за перегибом надо было вот та-а-ак!», и показывает, типа, как надо. Мне показалось, что тренер был не очень рад нашему присутствию. Розовый сборновский костюм тренера с надписью RUSSIA выглядел совершенно новым, а спусковой комбез спортсмена с аналогичной надписью — несколько старым. На шлеме были заметны следы ударов, в одном месте облупилась краска. Следов ручной работы на его снаряге я не заметил, накладки на позвоночник тоже, спусковой Dualtec был не иначе как закуплен в обычном магазине. В общем, финансирование... ну, понятно. <р>Короче говоря, минут через пять они собрались и поехали наверх, а мы двинули назад в 0yer. Кстати, за те полтора часа, пока мы стояли внизу, состояние снега изменилось — солнце шпарило изрядно. C утра, когда мы приехали, было -15, а к окончанию квалификации, наверно, -5-7. Трасса стоит в лесу, но отдельные участки подсвечиваются. Это я к тому, что мазь подбирать, видимо, непросто. На следующий день началась метель и за день выпало сантиметров двадцать. По ящику показывали аварии на дорогах. А в субботу, 7 марта, как по заказу, с утра вышло солнышко. Проснувшись пораньше, мы двинули на Кубок Мира. В сторону Квитфьеля шло много машин, полиция секла скорость. Под горой мы обнаружили размеченное под парковку колхозное поле. Вторую нашу машину, грязнющую BMW 318, не мытую из принципа от самого Питера, завернули на стоянку для прессы, и ребята, которые были в ней, попали на финиш нахаляву и видели все оттуда — на финише стоит здоровенное табло, которое возят по всем этапам кубка на трейлере, и по нему вживую транслируется телепередача. А нас на восьмерке отправили на колхозное поле и пришлось заплатить за стоянку. Одевшись, мы с приятелем поднялись на самый верх, к стартовому домику, как раз к старту открывающих. <р>Посмотрели мы на старт открывающих и первых участников. Каждый привозит с собой две-три пары лыж. рядом со стартовым там стоит еще теплый домик, где они все и сидят перед стартом. Минут за семь-десять участник выходит на холод, разминается, снимает теплый прикид, затягивает ботинки, выезжает на старт, и... five... four... three... two... one... GO! <р>Перед стартом все выглядят очень сосредоточенно и как-то отрешенно. Мне показалось, что страшно абсолютно всем. Видно, что человек ушел в себя, смотрит прямо перед собой, а глаза сфокусированы на бесконечность. Жизнью они рискуют совершенно реально. И на квалификации, и на Кубке у финиша стояло машин пять-семь скорой помощи. Ну... не знаю, как это описать, хотя и сам в свое время испытывал нечто подобное (хотя спуск я никогда и не ходил) — когда со старта уходит предыдущий, в кровь резко впрыскивается адреналин, начинаешь сосредотачиваться, вспоминать трассу, и это ощущение проходит за несколько секунд до старта. Хотя, у каждого это по-своему. Cо старта виден только кусочек метров тридцать, потом трасса уходит за перегиб. Вдоль начала трассы сеткой был размечен коридорчик, куда съезжались заглаживающие. Стартовал участник, скрылся за перегибом — и сразу два-три человека поехали заглаживать, соскальзывая на плоских лыжах. Вся трасса — на плоскоте очень жестко спрессованный снег (почти лед), а в поворотах чистый лед. Норвежцы — заглаживающие подбадривали своих, поднимали крик каждый раз, когда стартовал кто-то из местных. Кстати, на склоне было немного народу, многие тупо катались, не обращая особого внимания на соревнования. Пока подходила очередь Филичкина, мы решили спуститься вдоль трассы до кресла. Трасса везде огорожена оранжевой сеткой в два ряда, а в поворотах и за перегибами — еще и матами толщиной сантиметров тридцать. <р>Встали мы в одном месте, видим — летит австриец, в повороте у него от удара отстегивается внутренняя лыжа, и он уходит за перегиб. Посмотрели мы там еще несколько человек, и решили спуститься пониже по параллельному склону. Смотрим, выезжает тот австриец из леса, правую лыжу держит в руках. Бросил на снег и пытается одеть. Я затормозил, и говорю — о, типа, видел, как у тебя крепеж открылся! Он буркнул что-то — наверно, какое-то австрийское ругательство, поднял лыжу, молча поковырял в крепеже и ломанулся на одной лыже вниз. Возможно, у фирмы ESS скоро начнутся финансовые трудности. Потом я посмотрел в протоколе — примерно в тех номерах из австрийцев значился только Patrick Ortlieb. Да, отдельное впечатление на меня оказал звук, с которым они летят. Особенно хорошо его слышно на прямых участках, когда нет грохота лыж. Ффффшшш... Жуть. Поднявшись назад к старту, мы обнаружили, что вышел разминаться Филичкин. Я ему крикнул — «Андрюха, раньше заходи, раньше!». Он кисло улыбнулся, ответил «Ладно!», и пошел разминаться. Мы заняли позицию у старта, у коридора, где собирались заглаживающие. Когда стартовал 58й, мы с приятелем одновременно сказали «кхе-кхе», прочищая горло. Норвеги-разглаживающие с недоумением на нас посмотрели — и расступились, чтобы на старте нас было лучше слышно. Ну, покричали мы «хоп-хоп-хоп», «давай-давай», и сразу поехали вниз. Приезжаем, смотрим — все кончилось, наши как-то вяло стоят, палка с флагом воткнута в снег. Когда они достали флаг, на них сразу навелась камера и их показали на огромном электронном табло, где дублировалась передача. <р>Других флагов, кроме норвежского и нашего, на финише не было. рядом почему-то тусовались полицейские. Подъехали ребята, которые тоже были на склоне — они уже слышали, как тренер кричал в рацию что-то сплошным матом. «Опять обос#@лся!» звучало в эфире открытым текстом и громко. Наша помощь не помогла, Филичкин выступил совершенно беспонтово, 53е место из 53х возможных (шестеро не доехали). Отрыв я не записал, его на табло уже не было. Забегая вперед, на следующий день в Super G он немного исправился, проиграв лучшему около 2х секунд. Началось награждение, заиграла музыка. Комментатор сказал: «тыры-пыры, ladies and gentlemen, such and such particiрants did not start... An-n-nnd... Numbers such and such DID NOT FINISНED...». Прям так и сказал. Машины скорой помощи начали потихонечку уезжать с финиша. <р>Во время награждения надувная хреновина, реклама спонсора Cafe De Colombia, на фоне которой стоял пьедестал, ко всеобщему смеху толпы сдулась и загнулась назад. Обслуга полезла ее поддерживать. ребята поехали наверх кататься, а я решил пошататься внизу на финише, попивая тепленький коньячок из фляжечки. В общем, событие закруглилось, и я пошел на колхозное поле к машине. Народ стал разъезжаться, за исключением немногих, занявшихся Apre-ski. Из бара начал выползать народ сильно навеселе. <р>Был там такой прикол: едет со стоянки джип, останавливается, оттуда на дорогу вываливается пьяный в дупель мужик, начинает расстегивать штаны и при этом говорит с кем-то по телефону, прижимая его плечом к щеке. Затем открывает заднюю дверцу джипа, на которой обычно висит колесо, бухается назад и захлопывает дверцу. Джип трогается, проезжает метров десять и останавливается. Из-за руля вылезает девица, бежит назад, поднимает со снега трубку и еще какие-то вещи, бросает их в машину, садится за руль и едет дальше. <р>Восьмого мы решили съездить на Super G. Все наши решили кататься в Хафьеле, и на Кубок нас поехало двое. Энтузиазма не было, выехали мы поздно. Проехав под трассой, мы заметили, что на сей раз внизу стоит около сотни машин — раза в три меньше, чем накануне, на спуске. Мы поехали наверх, к концу кресла. Ехали минут двадцать — дорога — серпантин, на ней был совершенно конкретный лед. Встав на парковку и одев ботинки, смотрим — из леса выезжает кто-то в розовом. Говорим «Здрасьте!». Это был второй тренер. Он сказал, что на сей раз Филичкин уже проехал — он шел двадцать четвертым, и проиграл лучшему около двух секунд — сегодня я посмотрел на сайте FIS, сорок четвертое время. <р>На сей раз нашей задачей было снять кино, чем мы и занялись. Кино получилось с прибаутками, типа: — Вот на старт выходит макаронник. Возможно, это Томба. А может, и не Томба... Хрен его знает! На награждении играла какая-то популярная норвежская песня, толпа приплясывала. Фанаты с плакатами прыгали вокруг пьедестала. Такое впечатление, что сейчас в горнолыжном спорте идет смена поколений. Посмотрите на первые пятнадцать — сколько новых фамилий! А, скажем, знаменитый Tommy Moe? Его имя выбито на базальтовой плите, оставшейся после Олимпиады у подъемника, и он идет в нижней части обоих старт-листов. Кстати, слазив на ФИСовский сайт, я догадался, почему Филичкин не понял, когда с ним заговорили по русски — дома он не был месяца три минимум. Beaver Creek, Val d'Isere, Garmisch, Nagano...

SKEI/Gausdal

<р>Спустившись пару раз после Кубка, мы собрались и поехали в SKEI/Gausdal. В ski-pass, покупаемом в любой кассе, значится, что он действителен на Нafjell, Kvitfjell, SKEI/Gausdal, GALA Ski Arena (в названии Gala обе «а» с кружочками сверху, читается как «голо») и Galdh0рiggen. Пропускная система одинаковая. Ну мы и решили разведать. Ну вот, мы вернулись от Квитфьеля по дороге Е6 километров на пятнадцать к Лиллехаммеру, на юг, и от городка Треттен свернули на запад. Оттуда в Skei/Gausdal ехать еще километров 16 по узкой извилистой горной дороге. <р>Гора — это большой обветренный лоб с обрывом с одной стороны. Склоны длиной примерно 1 км, оттуда видно склон в Xафьеле. Подъемники только бугельные. Начало — зеленая плоскота, после подъема на первом бугеле попадаешь к подножию лба. Второй бугель сдвоенный, параллельно идут две швабры. Он затаскивает на лоб, и там довольно круто — т.е. метров 150 черная часть, переходит в красную. На схеме в стороне значился еще один бугель, до него траверсом в сторону еще метров четыреста, но мы туда не поехали. Наверху был сильный ветер, снег с вершины попросту сдувало. Мне это напомнило Кировск — когда солнце и сильно дует, образуются похожие снежные надувы — проехал человек по свежему снегу, примял лыжню, а потом начинается ветер и выдувает снег из под лыжни так, что она висит в воздухе. Спустившись пониже, примерно на середину, мы обнаружили, что снег сдувает не только с вершины, но и со склона тоже; участки, где был снег, чередовались с ледяными участками. Несмотря на воскресенье, народу почти не было, одни дети катались внизу. Стало совсем беспонтово и мы уехали, спустившись всего один раз. В Xафьеле катание лучше. Skei/Gausdal годится как запасной вариант в случае хорошей весенней погоды и диких очередей в Xафьеле. При наличии машины, разумеется Gala Ski arena. Туда мы поехали 9 марта. Ехать километров 30 по дороге Е6 к северу от горы Квитфьель (городок Favang), надо доехать до деревни Нarpefoss, свернуть налево, переехать реку Losna и дальше по горной дороге, по указателям. Там есть еще указатель «Peer Gynt's vein», любителям Грига посвящается. Ехать километров пятнадцать, а то и больше. Вообще виды там красивые, под горой — озеро, и т.п. В Gala с одной стороны озера стоит кресло, а с другой стороны — несколько коротких бугелей. Возможно, если кататься на кресле, туда и стоит ехать — но кресло выключили в три часа, как раз к нашему приезду, и наверх забраться не удалось. Склон в принципе ничего. Длина кресла 1300, завозит на высоту 1148. Cудя по буклету, если ехать по черной трассе, получится полтора километра, а если по красной — 1800. На бугелях кататься было беспонтово — дул сильный встречный ветер, и скорость было не набрать. Склон, где стоят бугеля, вырублен в лесу, и сильно напоминает Золотую Долину (и рельефом тоже), несмотря на то, что обозначен красным цветом. резюме: опять же, в Xафьеле кататься лучше. <р>Ну вот. Остаток второй недели нашего пребывания в Норвегии мы докатывались в Xафьеле, никуда не дергаясь. Прошел обильный снегопад, установилась хорошая солнечная погода, -5-7C. После трех дней отдыха (7-8 марта — Кубок Мира, 9 марта — выезд в Kvitfjell и Gala), пришло второе дыхание. За три дня до конца я потерял пропуск — SkiZip тупо раскрылся пополам и из него вывалился ролик вместе с пропуском и пружиной. Это было как раз во время снегопада. Канатчик любезно меня выслушал и разрешил один (но только один!) раз подняться. Что самое удивительное, я нашел на склоне ролик и пружину, но пропуск, видимо, кто-то заботливо поднял, выбросив ненужное — шнурок закреплен так, что не мог отлететь от ролика. В кассе меня любезно выслушали. «Maybe it's a silly idea, but maybe somebody who found it will bring it here?..». Мне выдали пропуск до конца дня, а на следующий день продали новый, на три дня, за 320 крон вместо полагавшихся 490. На следующий день настроение немного испортило сообщение, что выслали пятерых наших гебистов. По ящику эту тему обсасывали по полчаса. Вроде как получалось, что решение как-бы спорное и не все его одобряют. То, что наши что-то там шпионили — это 100%. А еще бы не шпионили — один раз я видел, как звено боевых вертолетов летело прям по долине, над горой довольно часто летают самолеты — судя по звуку, эээ... реактивные ;). <р>Обратно в Питер мы выехали в воскресенье, 15 марта, в 7:10 по местному времени, имея на спидометре 2,258км. На границе со Швецией были в 10:45, а в Стокгольме — около 4х вечера, 2,927км. Купили билеты на Silja Festival, пошатались по Стокгольму. Паром вышел в 8 вечера, в Турку мы съехали в 8:15. На пароме всего было 4 русских/белорусских машины — и все тормознула таможня для проверки виз и паспортов. Остановились на 2-3 часа в Хельсинки. Из Финляндии мы выехали в 6:10MSK, на границе нас никто не шмонал, и обратно на ул. Шаумяна мы прибыли около 9 часов, имея на спидометре 3500.7 км. <р>В следующий раз я поеду кататься в Кировск.
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.