Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Из истории города

Археологические находки, наскальные рисунки и различные исследования показали, что поселения в районе Ослофьорда существовали уже в каменном веке, когда люди занимались охотой и рыболовством Древнейшие и наиболее обширные следы пребывания человека обнаружены в местечке Экеберг к востоку от исторического центра города Эти края были очень привлекательны для предков норвежцев, о чём свидетельствуют найденные здесь в 1844 г. ценности, зарытые в беспокойный для страны X век

В сагах Снорри Стурлусона говорится, что Осло был основан конунгом Харальдом III Суровым (1015—1066), и, после того как историк Петер Андреас Мунк (1810—1863) уточнил ещё и дату — 1048 г., — именно этот год и стал считаться днём рождения города. Однако недавние археологические раскопки показали, что христианское поселение существовало здесь до начала XI в., что сделало возможным отметить тысячелетие Осло в 2000 г. — всего через 50 лет после 900-летнего юбилея! Надо сказать, это в какой-то степени соответствует рассказам Снорри: по его словам, город был основан в том месте, где земля была плодородной, население было большим, где выросло торжище и откуда всю страну можно было защитить от набегов датчан (или же самим совершать походы на Данию).

Первоначально центр города находился в устье реки Алны — сейчас этот район называется Старым городом (Gamlebyen).

Археологические раскопки, проведённые во второй половине XX в., показали, что около 1000 г. в Осло уже существовала церковь, названная в честь святого Клементия. Более того, одновременно с «официальным» основанием города спустя полвека Харальд Суровый повелел также заложить здесь ещё одну церковь — Святой Марии. Ныне её руины можно увидеть у железнодорожной станции Лоенга.

В 1070 г. король Олаф III Тихий (1050—1093) провозгласил Осло епископством и, тем самым, религиозным центром всего региона Покровителем был объявлен святой Хальвард, и в его честь на центральной площади был возведён собор в самом начале XII в. Спустя полвека в городе появились монастырь и кафедральная школа.

Церкви и монастыри были в то время крупными землевладельцами, а потому во многом определяли экономическую жизнь города Обнаруженная при раскопках широкая сеть дорог, улиц и фундаментов домов указывает на то, что в те времена в городе проживало 3000—4000 человек.

Основателем столичного собора был Сигурд I Крестоносец (1090—1130) — первый норвежский король, поселившийся в Осло, где он позднее скончался и был похоронен. К моменту его смерти основные части собора, начатого в 1100-х гг., уже были готовы, и вскоре сюда перевезли также мощи святого Хальварда, обретшего своё последнее пристанище у алтаря.

Святой Хальвард изображён на печати Осло (столица Норвегии наравне с Бергеном и Тёнсбергом не имеет отдельного герба): святой представлен с неизменными атрибутами — тремя стрелами, которыми он был убит, и мельничным камнем, что позже привязали к его шее, дабы его утопить, — а у его ног лежит мёртвая женщина. За Хальвардом видны львы (это было довольно типично для древних норвежских изображений), и он восседает на троне, что приравнивает его к королям.

Женщина стала единственным отличием современного герба от древнейшей печати города, где на её месте лежал вооружённый боец — один из тех, кто убил Хальварда, в итоге одержавшего победу над злом. Поскольку древняя печать была в плохом состоянии, воина приняли за женщину, которую святой хотел защитить.

В своём первоначальном виде герб просуществовал почти 3 столетия, изменяясь лишь незначительно. Однако к XVII в. церковь Святого Хальварда превратилась в руины — да и легенду начали подзабывать. Так в 1659 г. появились новая печать Осло, в общих чертах сохранявшая прежний дизайн — однако святого заменили женской фигурой, у чьих ног покоился павший рыцарь. Мельничный камень стал тоньше и теперь скорее походил на кольцо. Такая интерпретация получила невероятную популярность в Дании в XVIII в., где дама была принята за королеву Маргарету, объединившую Швецию, Норвегию и Данию в прочный союз (что весьма символично передавалось тремя стрелами и кольцом), ну а павший рыцарь символизировал не кого иного, как её побеждённого соперника Альбректа Мекленбургского.

В XVIII—XIX вв. печать вновь претерпела изменения: кольцо теперь было представлено в виде кусающей себя за хвост змеи, трон заменили львом, а фигура у ног Хальварда раз и навсегда стала женщиной. Сегодняшний вид герба-печати Осло появился в 1924 г.: его основа оставалась средневековой, но женщина теперь оказалась обнажённой!

После смерти короля Сигурда город постоянно страдал от пожаров и разорительных набегов, случавшихся в результате междоусобных войн. Это превратило Осло в бесконечную «стройплощадку» — целью было постепенно перестроить его из деревянного в каменный, и первыми в камень одели церкви, королевский дворец и епископскую резиденцию.

В 1299 г. умер король Эрик II Магнуссон (1268—1299), и, поскольку у него не было сыновей, норвежский престол занял его брат Хокон V Магнуссон (1270—1319), выбравший Осло своим основным местом пребывания, поскольку в период правления Эрика Хокон был здешним герцогом. Назначив ословского епископа королевским канцлером, он тем самым закрепил за городом новый статус в глазах историков.

Чтобы укрепить свои позиции и защитить себя, новый король начал строительство Акерсхусской крепости, которой уже в 1308 г. предстояло пройти первое испытание на прочность. Надо сказать, что позже неоднократно предпринимались попытки перенести центр города ближе к крепости, что становилось особенно актуально после многочисленных пожаров, но местные жители неизменно возводили новые здания на месте старых.

В период правления Хокона Осло достиг невероятного расцвета, но уже век спустя Норвегия находилась в личной унии с Данией, и роль Осло была ограничена настолько, что город превратился в административный центр провинции, полностью подчинявшейся Копенгагену. Реформация 1537 г. привела к тому, что все церкви и монастыри оказались под властью датско-норвежского короля, проживавшего в столице Дании, и Осло потерял свою роль религиозного центра, ранее вносившую немалую лепту в экономическое развитие города

Положение усугублялось ещё и тем, что к концу XIII в. в Осло появились первые ганзейские купцы, со временем вытеснившие местных торговцев. Оправиться от влияния Ганзы городу удалось лишь в XVI в., когда основным доходом местных жителей стало мореходство и торговля древесиной.

Расцвет Осло в период правления Хокона Магнуссона был обусловлен в первую очередь отношением к городу самого короля. Безусловно, Осло значительно уступал соседскому торговому центру Бергену, в три раза превышавшему размеры нынешней столицы. Однако Хокон был выдающимся правителем, ориентированным на Европу и обладающим заметной политической силой. Его религиозные устремления нашли своё воплощение не только в расширении церкви Святой Марии, но и в поддержке францисканского монастыря, располагавшегося на месте нынешней больницы и церкви в Старом городе.

После трёхдневного пожара, полыхавшего в 1624 г., датско-норвежский монарх Кристиан IV вынудил местных жителей построить город (теперь уже из камня) по новому принципу; его центр был перенесен к западу, и новые улицы выросли близ крепости Акерсхус Город получил и новое имя — Христиания; Осло же теперь назывались бывшие городские территории, после пожара очутившиеся за пределами нынешней столицы. То, что оставалось от прежнего города, засыпали землёй, превратив в скотный двор для обеспечения жизнеспособности крепости.

Новый город был выстроен согласно всем принципам Ренессанса: во главе угла стояли правильные геометрические пропорции, и улицы шириной до 15 м пересекали друг друга под прямым углом Осовремененную часть Осло — или теперь уже Христиании — нередко называли Квадратурой за её идеально выдержанные формы. Крупнейшие кварталы с большими участками под застройку находились у гавани и предназначались для зажиточных горожан — сейчас это район улицы Dronningens gate. К западу разместили кварталы поменьше, для ремесленников.

Главную площадь разбили на перекрёстке в одной из наивысших точек города; рядом возвели церковь Святой Троицы и ратушу. На месте пересечения центральной улицы Kongens gate с крепостными валами построили важнейший въезд в город — городские ворота Стадспортен. Границы Христиании проходили по нынешним улицам Dronningens gate, Stortingsgata и Karl Johans gate.

Опасаясь пожаров, Кристиан ввёл запрет на строительство из дерева, однако на практике это могли себе позволить лишь очень богатые люди, что едва ли способствовало воссозданию города. Строительство шло довольно медленно; домишки в основном вырастали за пределами городских стен, поскольку там можно было строить из знакомого норвежцам дерева, средства на которое находили даже низшие слои населения. В моду среди бедноты вошли срубы.

За исполнением закона о строительстве из камня начали строго следить только после очередного крупного пожара 1708 г., когда неспособных возводить жильё полностью из камня обязали прибегать к фахверкам. Подобный тип домов получил широкое распространение, и в 1766 г. около 50 % зданий Христиании были фахверковыми, в то время как каменные здания составляли лишь 20 %. Остальные 30 % приходились на срубы.

Селившиеся за пределами «Квадратуры» были бедны и не могли делать ставку на собственные предприятия — однако они находились в экономической зависимости от Осло. Официально эти предместья относились к территории города, однако их церковным приходом был Акербюгда, а потому запрет на строительство из дерева — равно как и другие распоряжения, касавшиеся Христиании, — на них не распространялись. После длительной борьбы с деревянными домами властям пришлось частично уступить, и наступила эпоха расцвета гибридов срубов и каменных зданий — фахверковых домов.

В 1686 г. в городе вспыхнул новый пожар, после которого Христиания начала разрастаться, не принимая во внимание созданные для неё образцы ренессансного города. Военные, также заинтересованные в расширении крепости, снесли крепостные валы и церковь Святой Троицы, способствуя тем самым появлению на территории города новых зданий.

Во время Датско-норвежской унии Христиания оставалась обычным провинциальным городком где-то на периферии мощного Датского королевства. Правда, за Осло первое время всё ещё были закреплены некоторые столичные функции: здесь проходили встречи риксрода и чествования королей. В Акерсхусе чеканились королевские монеты и жил губернатор, являвшийся непосредственным представителем короля. Постепенно крепость переняла на себя утраченные церковью позиции и стала крупнейшим поставщиком рабочих мест в городе и, как следствие, артерией его экономического развития.

Лишь в 1814 г. Христиания после Наполеоновских войн расторгла унию с Данией и вступила в союз со Швецией, вновь обретя столичный статус, что сразу же отразилось на её экономическом положении. XIX век прошёл под знаком строительства наиболее значимых для независимого государства символов: Королевского дворца (1825—1848), здания норвежского парламента Стортинга (1861—1866), университета, Национального театра и Биржи. В 1850 г. население столицы превысило количество жителей Бергена, и теперь звание столицы было целиком и полностью оправданно. В 1878 г. название города было норвегизировано — отныне он стал Кристианией, — а исконное имя, действующее по сей день, было возвращено городу в 1925 г.

Возвращение к старому названию далеко не все восприняли с радостью. Для большинства «Осло» было лишь небольшой частью города — той самой, где находился средневековый центр. Этот район также пришлось переименовывать — теперь он стал Старым городом

Как продолжение этой истории городские власти в 2009 г. объявили о намерении переименовать нынешний центр, известный как Oslo Sentrum, в Кристианию. Даже такой вопрос вызвал дебаты — как следует писать будущее название: через ch, как это делалось на протяжении почти 300 лет, или через к, что стало нормой после реформы 1897 г., а потому использовалось всего 27 лет, что целиком бы шло вразрез с исторической традицией? Аргументом за старое написание является название главной площади — площади Кристиана, по-прежнему начинающейся с ch (Christiania torv).

Столицу Норвегии нередко величают тигриным городом (Tigerstaden) — по всей видимости, на такое прозвище местных жителей вдохновило стихотворение Бьёрнстьерне Бьёрнсона (1832—1910) из выпущенного в 1880 г. сборника «Поэмы и песни». Под личиной тигра скрывался опасный город (Кристиания), нападающий на «сельскую лошадь» (так писатель назвал себя) под овации народа. Победу в его стихотворении так никто не одержал, поскольку борьба эта, по мнению Бьёрнсона, бесконечна. Тем не менее образ настолько полюбился людям, что во время празднования 1000-летия Осло в городе выросло несколько скульптур, изображающих тигров.

Появление в последнее время большого количества бездомных и нищих привело к некоторому изменению прозвища — теперь город нередко называют менее лестно, Tiggerstaden, что значит «город попрошаек».

Об этимологии самого слова «Осло» шли споры долгие годы. Наибольшее распространение получила теория Педера Клауссона Фрииса, утверждавшего, что название города следует толковать дословно: «устье реки Ау» (так, по словам учёного, иногда называли реку Алну). Однако современные этимологи считают, что подобная форма является, во-первых, грамматически неверной, а, во-вторых, не встречается ни в одном источнике до работ Фрииса: в Средние века реку называли Алн, Элн, позже — Ална и Элна, но никак не Лу. Тем не менее эта версия очень полюбилась историкам, и сегодня найти её можно чуть ли не в каждом школьном учебнике по географии.

В период Средневековья название столицы имело разные вариации: Anslo, Ásló и, наконец, знакомое нам Ósló. Принимая это во внимание, всё больше людей считают, что «lo» означает «луг, поле», а вот корень «os» по-прежнему вызывает вопрос. Наиболее вероятные толкования — «бог из рода асов» или «хребет». Так, современное название норвежской столицы означает «луг у хребта» или же «луг богов».

Кстати, сами ословчане всё чаще называют свой город «ушлу», что прежде было характерным диалектным вариантом восточной части столицы. Сегодня же вся молодёжь — да и большинство людей среднего возраста, — невзирая на место своего рождения, говорит «ушлу», в то время как более типичную для норвежцев форму «услу» по-прежнему использует половина людей старше 50 лет.

Изменённая на «Кристиания» графическая форма приживалась почти 20 лет. Официальной реформы проведено не было, и многие продолжали использовать старое, более привычное написание названия столицы. Нередко его сокращали, и на свет появились такие аббревиатуры, как Chr, Chra, Chia и даже Xania.

В XIX в. в Осло строили не только административные здания: индустриализация общества привела к появлению заводов у рек Акер и Алны. Возникла потребность в рабочей силе, и сюда потянулись люди как из местных сёл и деревень, так и из шведских провинций Дальсланд и Вэрмланд.

Места в старом Осло уже не хватало, а потому люди начали селиться по обе стороны рек — и незаметно столица оказалась разделённой на западную и восточную части. Зажиточные граждане предпочитали жить поближе ко дворцу, их дома представляли собой роскошные виллы, в то время как на другой стороне обосновывались рабочие — поближе к месту своей работы, в узких переулках всё ещё изобилующих деревянными домиками пригородов.

В 1880—1890-х гг. в Осло начался строительный бум, результатом которого стало появление большинства существующих по сей день каменных домов. Для создания нового города привлекались иностранные специалисты — прежде всего немецкие архитекторы и строители.

Бурное строительство привело к потребности в транспорте, и в 1875 г. в Осло появляется первая трамвайная линия, и, как следствие, люди начали искать жильё в новых районах. Столица быстро разрасталась, всё больше выходя за установленные когда-то границы.

К началу XX в. Осло со своими 250000 жителями утвердился как современный европейский город: здесь были работающие от электричества трамваи, электрическое освещение улиц, развитая телефонная сеть... В 1905 г. после расторжения унии со Швецией Норвегия стала полностью суверенным государством с постоянно проживавшими в столице собственным королём, дипломатами из других стран и министерством иностранных дел.

Однако в это время в Осло практически прекратилось строительство, и стеснённые жилищные условия стали насущным политическим вопросом. Так к столице начали присоединять пригороды, в которых возводили новые высокие здания, и за 15 лет было построено 11000 квартир, домов и вилл. В 1948 г. после объединения с коммуной Акер население Осло мгновенно увеличилось на 46 %!

Одновременно с этим местные заводы закрывались или переносились в другие места, и Осло всё сильнее вживался в роль исключительно административного центра. В 70-х годах XX в. сюда потянулись иммигранты, что подчеркнуло интернациональную открытость города.

Сегодня население Осло считается относительно небольшим в сравнении с другими европейскими столицами — чуть больше 580000 человек. Тем не менее число жителей города, где количество женщин практически совпадает с количеством мужчин, растёт с рекордной скоростью — оно увеличивается почти на 2 % в год, что превращает Осло в самую быстрорастущую скандинавскую столицу! Такой прирост обусловлен высокой рождаемостью и в немалой степени притоком иммигрантов (составляющих 26,4 % населения норвежской столицы), особенно из Польши и стран Балтии, хотя основные этнические группы представлены здесь пакистанцами (более 20000), сомалийцами (около 10000) и шведами (около 8000).

Безусловно, присутствие иммигрантов заметно и в образовательной сфере: в 2009 г. в 40 % школ Осло преобладали дети выходцев из других стран. В некоторых общеобразовательных учреждениях цифра достигала 97 %. В последнее время в норвежской столице прослеживается тенденция к появлению чисто иммигрантских и, соответственно, исключительно «норвежских» районов. Так, пригородная область Груруддален (Groruddalen) в 2008 г. потеряла 1600 иммигрантов, но приобрела 1500 жителей норвежского происхождения.
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.