Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

4.5. Высадка десантов в Южной Норвегии

Кристиансанн

Военно-морская база Кристиансанн располагается на южном побережье Норвегии, наиболее близко к германским портам. Для его захвата выделялась группа IV, в которую входил крейсер «Карлсруэ», три миноносца и флотилия торпедных катеров. Командир крейсера капитан 1 ранга Фридрих Риве одновременно являлся и командиром группы.

К апрелю 1940 года «Карлсруэ» с большой натяжкой можно было назвать кораблем первой линии: он только что вышел из длительного ремонта и его полностью обновленный экипаж еще не приобрел необходимой боевой подготовки. Несмотря на это, крейсер признали годным к операции.

7 апреля корабли приняли на борт войска и на следующий день рано утром вышли в море. Отличная видимость в первой половине суток держала наблюдателей в постоянном напряжении: было известно о наличии большого числа британских подлодок на подходах к Скагерраку. К вечеру же опустившийся туман окутал корабли так плотно, что намеченное на 18:00 сосредоточение группы растянулось и закончилось только после полуночи. При этом потерялся миноносец «Грайф», на борту которого находился 234-й самокатный эскадрон, предназначенный для высадки в Арендале. Командир 5-й флотилии миноносцев капитан 3 ранга Вольф Хенне, державший на корабле свой брейд-вымпел, решил отделиться от соединения для выполнения поставленной задачи, не известив об этом Риве. Десант в Арендале был высажен в 9 утра с опозданием из-за тумана, но прошел без сучка и задоринки. Немцы быстро заняли город. Военно-морской комендант города капитан-лейтенант Квилекваль прибыл в свой штаб как раз вовремя, чтобы сдать личное оружие и отправиться под арест. Совсем иначе обстояло дело в основном пункте.

Хотя туман к утру немного рассеялся, видимость оставалась плохой, и берег открылся только в 6 часов, когда по плану десант уже должен был занимать город. На входе в Кристиансанн-фьорд с «Циндао» на катера были перегружены подразделения морской артиллерии, предназначенные для захвата береговых батарей. В это время над кораблями появился норвежский гидросамолет. Пилот «Хёвера» лейтенант Кнут Оскар, обнаружив неопознанные корабли у входа в порт, дал радио в штаб округа. Перехват сообщения дал немцам понять, что внезапность утрачена. Крейсер медленно втягивался во фьорд, ориентируясь на непогашенный маяк Грёнинген. Экипаж готовился к неминуемому бою.

Губерния Ругаланн входила в зону ответственности 3-й норвежской дивизии (генерал-майор Е. Лильедаль). Основой гарнизона Кристиансанна являлся 1-й батальон 3-го пехотного полка «Телемарк» под командованием подполковника О. Фосбю. Две его роты патрулировали побережье, а отдельные стрелковый и пулеметный взводы охраняли аэродром Кьевик на восточном берегу фьорда. На западной окраине города размещалась рота самокатчиков. В общей сложности гарнизон насчитывал 55 офицеров и 385 солдат. В Эвье (50 миль севернее), являвшемся учебным центром дивизии, мобилизовался 7-й пехотный полк «Агдер» и находились кирасирская рота 1-го драгунского полка и 5-я батарея 2-го горно-артиллерийского дивизиона.

Укрепленный район «Кристиансанн» состоял из двух групп батарей, имевших на вооружении 12 орудий калибром от 150 до 240 миллиметров. Главную опасность представляли батареи лежащего прямо перед портом острова Оддерё, обойти который было невозможно. В двух с половиной километрах на северо-восток располагалась батарея «Глеодден».

Под командованием морского коменданта базы капитана 1 ранга Вигерса была группа относительно современных кораблей. В порту стояли эсминец «Гюллер» и подводные лодки «В 2» и «В 5», в военной гавани Марвикен — эсминец «Один», сторожевики «Люнгдаль» и «Хваль VII» и выведенный из состава флота миноносец «Дельфин». На подходах к фьорду несли дозор патрульные миноносцы «Квик», «Люн» и сторожевики «Хваль IV», «Хваль VI».

Командир немецкой группы понимал сложность ситуации. Орудия «Оддерё» стояли высоко на скалах (до 60 метров над уровнем моря), а «Карлсруэ» мог идти только курсом на них, используя единственную носовую башню. Маневрирование на узком фарватере исключалось. Но тут из тумана вышло большое торговое судно, и Риве решил использовать его в качестве щита. Однако, как на грех, оно оказалось своим.

«Сиэтл», 7369-тонный теплоход ГАПАГа, завершал свой, начатый еще до войны, рейс из Ванкувера. Его мужественный капитан Герман Лейман прорвал английскую блокаду и теперь чувствовал себя в полной безопасности в водах нейтральной страны. О начавшемся вторжении ему, конечно, не было известно. Война настигла утомленных моряков и здесь. Слегка модифицировав свой план, Риве распорядился, чтобы судно, о принадлежности которого норвежцы не имели никакого представления, продолжало движение. «Сиэтл» беспрепятственно прошел в гавань, следом двинулся крейсер.

В 06:32, когда туман рассеялся, 210-мм батарея с Оддерё (капитан Гейрульв) открыла огонь. Первый же залп лег перед носом «Карлсруэ». Ответный огонь через три минуты открыли только носовые орудия крейсера, так как узкий фарватер не позволял держать батарею под обстрелом всем главным калибром. Тут же новый залп с берега дал накрытие. Риве немедленно развернулся на обратный курс, не дойдя до цели около 3,5 миль, и вскоре корабль оказался в исходной точке.

Командиры норвежских кораблей повели себя не лучшим образом. Хотя подводные лодки в 05:00 получили приказ выйти в море, выполнила его только «В 5». При первых же залпах батареи командир субмарины — капитан-лейтенант Ю. Брекке — приказал погрузиться на предельную глубину, а всплыл только через несколько часов, когда все уже было закончено. На второй лодке разбирали гирокомпас, что явилось для капитан-лейтенанта Бру достаточной причиной, чтобы остаться у причала. Не тронулись с места и оба современных эсминца. «Один» находился в мелком ремонте, а командир «Гюллера» капитан-лейтенант Хольк оставил корабль и отправился узнать по телефону дальнейшие распоряжения. Дозорные сторожевики, едва германские миноносцы сделали по ним несколько неточных выстрелов, поспешили укрыться среди скалистых островков. В общем, ни один норвежский корабль не предпринял попытки оказать сопротивление, хотя при большей расторопности они имели бы все шансы на успех в морском бою.

Однако события продолжали развиваться. Около 7 часов над фьордом появились германские бомбардировщики. Семерка «хейнкелей» из состава 7./KG 4 (капитан Э. Блёдом) сбросила свой груз на Оддерё. Ободренный поддержкой, Риве решил снова пойти на прорыв. Для корректировки огня подняли в воздух «арадо», и крейсер на большой скорости двинулся на противника. Но батарея оказалась еще вполне жизнеспособной, опять накрыв «Карлсруэ» метким залпом. Пришлось повернуть во второй раз, прикрывшись дымовой завесой.

Убедившись в безуспешности прямого штурма, Риве решил отойти к устью фьорда и, ведя свой корабль галсами, полными залпами попытаться подавить батарею. Тем временем миноносцы и катера с десантом должны были попытаться проникнуть в гавань. По радио был подан запрос на дополнительную авиационную поддержку. В течение сорока минут «Карлсруэ» обстреливал «Оддерё» из всех девяти стволов с дистанции 60—65 кабельтовых. Никакого заметного результата не наблюдалось. Затем снова опустился туман, и стрельбу пришлось прекратить.

Только около 09:30 крейсер смог в третий раз возобновить попытку прорыва. Хотя норвежцы не прекращали огня, он становился все реже и беспорядочнее. Всего при отражении атаки норвежцы выпустили 20 снарядов 210-мм калибра, около 60 шестидюймовых и дюжину — из 240-мм гаубиц.

Появившиеся 16 бомбардировщиков 2-й и 3-й эскадрилий 26-й эскадры оказали дополнительное воздействие на норвежских артиллеристов. Зенитчики подбили машину командира 2./KG 26 майора Шэпера, вынужденную совершить посадку на воду, но летчики были спасены тральщиком «М 1». В целом налет оказался удачнее предыдущего. Загорелся лес, взрыв 250-килограммовой бомбы разворотил склад боеприпасов, и весь остров заволокло дымом. Командир «Оддерё» майор Сандберг отдал приказ оставить позиции. Не обошлось и без конфуза: одна из бомб угодила точно в «Сиэтл», как раз дошедший до острова. «Карлсруэ» и «Циндао» возобновили переброску десанта на торпедные катера, и около 11 часов подразделение 302-го дивизиона морской артиллерии высадилось на остров, заняв умолкшую батарею, с которой успели уйти комендоры.

Через полчаса десант с миноносцев начал высаживаться в городе. Потери защитников составили 8 убитых и 40 раненых. Пехотные части 3-й дивизии не оказали противнику сопротивления, зато сохранили дисциплину и отошли без потерь. Орудия батареи «Глеодден» вообще не сделали ни единого выстрела.

Все норвежские корабли, не сумевшие дать отпор вторжению, были захвачены. С большим удивлением немецкие моряки встретили в порту своих коллег с «U 21». После полудня прибыли «Грайф» и три парохода 1-го транспортного отряда с подкреплением, оружием и боевой техникой. Переброшенная тремя торпедными катерами десантная группа заняла аэродром Кьевик. В руки немцев попали новейшие самолеты норвежских ВВС: девятнадцать истребителей «Кёртисс» С-75 (позже их передали финнам вместе с однотипными машинами, захваченными во Франции). В 17 часов командир «Карлсруэ» доложил «Адмиралу южного побережья» Отто Шенку, что выгрузка пехотных частей закончена.

Теперь перед Риве стояла совсем простая задача: не задерживаясь до утра, уйти обратно в Германию. В 19:00 крейсер в сопровождении всех трех миноносцев вышел из порта. Достигнув открытого моря, группа 21-узловой скоростью двинулась на юг. Однако спокойный поход продлился недолго.

Между Южной Норвегией и Гельголандской бухтой занимали позицию британские подводные лодки «Траэнт» и «Трайдент». Командир первой из них, лейтенант-коммандер Дж. Хатчинсон, с дистанции около 10 миль обнаружил в сумерках германские корабли, определенные им как крейсер типа «К» и три эсминца (миноносцы довоенной постройки имели весьма похожий на «маассы» силуэт). Хатчинсон решил в полной мере использовать мощный носовой залп своей лодки, и около 20:00 выпустил десять торпед с дистанции около 20 кабельтовых вдогон шедшей зигзагом немецкой группе.

Хотя на крейсере заметили следы торпед с правого борта, и Риве приказал дать полный ход, надеясь успеть пройти мимо них, попадания избежать не удалось. На «Траэнте» и находившемся поблизости «Трайденте» ясно слышали три взрыва, немцы все же считают, что «Карлсруэ» досталась лишь одна торпеда (что подтверждается характером полученных повреждений). Миноносцы эскорта после этого некоторое время преследовали «Траэнт», но без какого-либо успеха.1

Попадание пришлось в район отсеков вспомогательных механизмов и крейсерских турбин, в которых погибло 11 человек персонала; остальным пришлось покинуть быстро затапливаемые отсеки. Вскоре вода залила первое генераторное отделение, пропала электроэнергия. Выход из строя энергетики привел к почти полному прекращению откачки воды, и постепенно затопление распространилось по всему крейсеру. Слабая выучка экипажа недавно вышедшего из ремонта крейсера привела к редкостной для германского флота неразберихе и даже панике. Старший офицер корабля капитан 3 ранга Дювель не смог организовать борьбу за живучесть, хотя последующее расследование показало, что ситуация не была абсолютно безнадежной. Генераторные отделения № 2 и № 3 не пострадали, но ввести в действие их оборудование не пытались.

Как бы то ни было, Риве подозвал миноносцы к борту медленно погружавшегося крейсера, и в 20:45 «Зееадлер» и «Лухс» начали принимать основную часть экипажа, после чего отправились прямиком в Киль. Через полчаса на «Грайф» перешли остатки команды и сам Риве. В 22:50 миноносец выпустил в «Карлсруэ» две торпеды, поставивших последнюю точку в судьбе корабля...

Эгерсунн

В расположенном западнее Кристиансанна небольшом порту Эгерсунн четыре тральщика 2-й флотилии капитана 3 ранга Курта Тома высадили самокатный эскадрон 169-го разведывательного батальона. Основным объектом атаки здесь была станция, через которую по подводному кабелю осуществлялась телеграфная и телефонная связь с Англией. Вход в гавань охранял миноносец «Скарв». Когда в предрассветном тумане показались неизвестные корабли, его командир младший лейтенант Сваэ приказал запросить их принадлежность. С головного «М 1» (капитан-лейтенант Бартельс) ответили по-норвежски: «Dette er «Gyller». Ta imot fortoyningene» (Это «Гюллер». Примите швартовы). Силуэтом тральщик очень походил на новейшие норвежские эсминцы, поэтому сигнальщики «Скарва» успокоились, а палубная команда приготовилась принять швартовы. Однако на палубе подошедшего корабля оказались не матросы, а автоматчики. Удивленным норвежцам было уже поздно что-либо предпринимать. Абордажная группа подняла на миноносце германский флаг.

Сто пятьдесят десантников без труда справились с поставленной задачей. Когда порт был занят, три тральщика группы Тома сразу же ушли назад, но «М 1» пришлось задержаться из-за поломки упорного подшипника. Пока устранялась неисправность, корабль переподчинили «Адмиралу западного побережья», и в последующие недели ему пришлось пройти немало миль в норвежских прибрежных водах. «Моряков этого тральщика видели и в Кристиансанне, и в Ставангере, и в Хёугесунне, и в Бергене, и повсюду, как на море, так на суше, они действовали весьма успешно», — с восхищением отмечает адмирал Маршалль.

Ставангер

Еще одним из важнейших объектов на норвежском побережье был находящийся неподалеку от Ставангера аэродром Сола — самый оборудованный и современный в Норвегии, к тому же расположенный наиболее близко к британским базам. Для его захвата выделялись рота парашютистов, 1-й батальон 193-го пехотного полка и подразделение зенитной артиллерии (всего около 800 человек). Тем же утром англичане выслали девять «Хадсонов» 220-й, 224-й и 233-й эскадрилий Берегового командования для поиска немецких кораблей в районе Ставангера и Хёугесунна. В 07:46 машина флайт-лейтенанта Райта из 224 sqn пролетела над Сола, не обнаружив ничего подозрительного или достойного внимания. Как оказалось, до германской высадки оставалось совсем недолго.

Транспортные «юнкерсы» эскадрильи 7./KGzbV 1 вылетели двумя группами под прикрытием двухмоторных Bf-110 эскадрильи 3./ZG 76. Командовал истребителями знаменитый Гордон Голлоб — будущий ас, генерал-майор и инспектор истребительной авиации, а пока еще обер-лейтенант. Отвратительная погода — низкая облачность и плотный туман — заставили первую группу с десантом вернуться. Два «мессершмитта» столкнулись над Северным морем и рухнули в воду, поэтому Голлоб, покачав крыльями (пользоваться в воздухе радио было строжайше запрещено), также повернул на обратный курс. К цели вышло лишь двенадцать Ju-52, ведомые капитаном Гюнтером Капито, да пара истребителей, пилоты которых — обер-фельдфебель Фляйшман и фельдфебель Грёнинг — не заметили в тумане сигналов своего командира.

В 09:20 парашютисты передовой роты 3./FJR 1 под командованием обер-лейтенанта барона фон Брандиса (спустя месяц, 10 мая, он погибнет во время десанта на Дордрехт) начали выброску. Защитники аэродрома под командованием лейтенанта Тура Тангваля успели организовать оборону. Десант был выброшен неудачно, и ветер относил неуправляемые парашюты в сектор огня норвежских зенитных пулеметов. Их подавлением немедленно занялись истребители, так что погибло всего три десантника, еще десять получили ранения. С нейтрализацией зенитных батарей перестала существовать опасность для самолетов со вторым эшелоном десанта. Вскоре аэродром был в руках немцев. Только несколько небольших опорных пунктов продолжали сопротивление.

Переброска подразделений и вооружения на Сола велась стремительными темпами. Наземной команде Люфтваффе понадобилось 4 часа, чтобы наладить работу аэродрома и организовать прием и отправку самолетов. Об эффективности их деятельности говорит тот факт, что за первый день операции через Сола прошло 180 машин. «Юнкерсы» 104-й и 106-й транспортных авиагрупп доставили два батальона 193-го пехотного полка, девять машин 101-й группы привезли горючее. Пять Ju-90 и два FW-200 перебросили наземный персонал I/StG 1, а также личный состав 4./FlakRgt 33 с 20-мм зенитными пушками. На гидросамолетах прибыл личный состав еще трех зенитных батарей, вооружение которых доставлялось на транспортных судах. К вечеру для постоянного базирования на Сола прибыли 22 пикировщика Ju-87 из I/StG 1, 4 истребителя Bf-110 3-й эскадрильи ZG 76 и 15 гидропланов Не-115 106-й береговой авиагруппы...

Норвежский эсминец «Эгир» под командованием капитан-лейтенанта Н. Брууна в момент получения сообщения о германском вторжении находился в море. Неожиданно показался неизвестный пароход, который был остановлен и досмотрен. В ходе осмотра была установлена его германская принадлежность — это был «Рода» (6000 брт) авангардного отряда, доставлявший в Ставангер припасы для десантников. Выполняя приказ командира, комендоры «Эгира» выпустили 25 снарядов из носового орудия, и через десять минут транспорт скрылся под водой. Пленных решили доставить в Ставангер. Там корабль обнаружили немцы: семь бомбардировщиков 8./KG 4 произвели атаку, миноносец получил прямое попадание 250-кг бомбы и затонул в гавани.2 Погибло восемь моряков, один был тяжело ранен (позже скончался в госпитале) и двое — легко.

Нельзя сказать, что гибель «Рода» оказалась невосполнимой утратой. Три судна 1-го транспортного отряда благополучно прибыли в назначенное место утром 9 апреля и доставили подкрепления и боеприпасы. Однако потеря танкера «Посидониа», потопленного 8 апреля британской подлодкой «Тритон», вызвала недостаток топлива и ограничила на первых порах возможности аэродрома. Только 11 апреля из Кристиансанна прибыл другой танкер.

Примечания

1. За потопление «Карлсруэ» лейтенант-коммандер Хатчинсон был удостоен «Ордена за выдающиеся заслуги».

2. По другим данным, миноносец был потоплен пикирующими бомбардировщиками Ju-87 из состава I/StG 1.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.